Земле угрожает необратимый перегрев

В одной из своих статей мы рассказывали о проблемах глобального потепления в мире. В ней говорилось, что уже к 2100-му году 75% населения Земли будет страдать от убийственной жары. В 2015 году 197 стран мира подписали Парижское соглашение по климату: участницы договорились стремиться не повышать среднюю температуру на Земле больше, чем на два градуса Цельсия. С конца 2016 года несколько международных групп проводили исследования, моделирование и анализ данных со всего мира, и все они пришли к неутешительным результатам: с 2017 года человечество вошло в период смертельной опасности. Об этом также заявил Рето Кнутти (Reto Knutti), известный швейцарский климатолог и профессор физики климата Земли в институте атмосферной и климатической науки.

В той же статье делали смелый прогноз о том, что 2018-й год войдет в историю, как год, в котором люди уже в полной мере почувствуют на себе последствия разбалансированности природной системы. И этот прогноз сбылся.

По данным одной организации, оказывающей помощь пострадавшим от стихийных бедствий, в среднем в год на оказание помощи тратилось 3-5 миллионов долларов. Но в 2018-м году произошел такой разгул стихии по всему миру, что впервые за всю историю было выделено целых 33 миллиона долларов!

Что же принесет 2019-й год? Катастрофическое положение продолжает ухудшаться. Средняя температура повысилась на полтора градуса, остановить процесс глобального потепления невозможно. Ведь это только кажется, что глобальное потепление на полтора градуса Цельсия — незначительно. Но если потеплеет еще хотя бы на градус, вымрет примерно в два раза больше живых организмов и растений, а уникальные для нашей экосистемы коралловые рифы сотрутся в пыль.

По мнению Швейцарского федерального технологического института в Цюрихе, для замедления процесса потепления до 2050 года необходимо высадить почти девять с половиной миллионов квадратных километров леса. Высадка зеленого массива, сопоставимого по площади с территорией США, ненадолго снизит концентрацию углекислого газа, и как следствие, поможет Земле остыть. Однако, кто станет выделять на это средства, когда население и промышленность нуждается в древесине и по всему миру идут интенсивные вырубки? Поэтому ситуация продолжает ухудшаться.

На итальянский город Пескара, популярный курорт на Адриатике, с неба начали падать льдины размером с яблоко. Недавно приветливое море будто закипело. Побиты машины и урожай оливок. Ветер повалил деревья, а подземные парковки затопило, словно бассейны. Такого здесь тоже еще не видели.

На другой курорт — греческий город Халкидики на Эгейском море – обрушился небывалый ураган. К нему, естественно, никто не был готов. «Начинается град, и я ни вижу своих рук просто, на расстоянии руки вообще ничего не видно, — рассказывает очевидица Софья Давыдова. – И мимо пролетает кондиционер!» Стихия разрушила весь курортный берег и убила 7 человек. Еще более 100 человек получили ранения. Среди погибших есть двое россиян, отец с маленьким сыном, на которых упало дерево около отеля.

Весь июль погода словно доказывает, что может сделать, что захочет. На суровой Аляске температура как в Майями. Залив Кука стал курортом. 4 июля в Анкоридже, самом большом городе штата, температура поднялась до 32 градусов по Цельсию при норме в 18-19 градусов. До этого момента рекордная температура составляла 29 градусов по Цельсию, а зафиксирована она была в 1969 году.

В мексиканской Гвадалахаре, где и зимой-то всегда плюс — летом выпал метровый слой снега. А американская столица чуть не утонула: вода прорвала тоннели метро. Подмочило даже помещения Белого Дома.

То, что раньше видели только по телевизору, теперь становится привычным и для многих регионов России. Ураганы в Красноярском крае, вихри в Свердловской области, регулярные штормы в Москве. Лет 40 назад у природы не было такой плохой погоды, говорят климатологи. 90 миллиардов рублей в год — такой ущерб только по примерным подсчетам экономике России наносят природные катаклизмы.

«Поверхность морей и океанов теплеет, и особенно на границах, в прибрежной зоне, увеличивается контраст температурный и увеличивается частота таких опасных явлений», — поясняет ведущий научный сотрудник Института физики атмосферы им. А.М. Обухова РАН Владимир Семенов.

Разгул стихии ученые объясняют глобальным потеплением. Оно — причина и снега в Африке, и жары в Арктике. «В период потепления климата происходит очень сильная вариабильность – увеличение, повторяемость экстремальных событий, — поясняет Роман Вильфанд, научный руководитель Гидрометцентра России. — Амплитуда увеличивается: то холод, то жар. Из холода в жар бросает. «Нормальной» погоды становится меньше, а экстремальной — и с одной и с другой стороны — больше».

О потеплении говорят давно, но, по сути, ученые только-только начали его изучать. Оказывается, увеличение планетарной температуры на каждый градус увеличивает и количество влаги в атмосфере. И проливается она почему-то (почему — пока загадка) не над Сахарой, а там, где уже и так воды немало. Отсюда — разрушительные наводнения, последнее из которых — в Иркутской области — унесло жизни 25 человек. Другой пример — устрашающая водяная стена и ураган над Пермью.

Климатологи начинают строить смелые предположения на грядущие столетия. «Последняя холодная зима в Москве была в 1987 году, — напоминает Владимир Клименко, заведующий лабораторией глобальных проблем энергетики МЭИ, член-корреспондент РАН. — Более 30 лет не было холодных зим. И их не будет много столетий или тысячелетий».

Если потепление сохранит свой темп, то российская столица, по мнению ученых Института физики атмосферы, в ближайшие полвека, не сдвигаясь с места, сможет совершить интересное климатическое путешествие. Уже скоро среднегодовая погода здесь будет как в Воронеже. Еще лет через 10 — как в Ростове. А потом климат Москвы станет похож на Краснодарский. При жизни одного-двух поколений сдвинутся все климатические зоны.

Под таким напором даже вечная мерзлота оказалась не вечной. В потеплевшем мире северу придется учиться жить по-новому. Впрочем, оттаявшая земля может подсказать, как. Ученые находят все больше останков мамонтов, носорогов, львов. Бесплодные сейчас тундры когда-то могли прокормить гигантских животных. «За счет чего экосистемы севера были продуктивнее, чем сейчас? — рассуждает Павел Косинцев, старший научный сотрудник Института экологии растений и животных уральского отделения РАН. — Если мы это сможем понять, то, может, и сейчас сможем сделать их более продуктивными, и в этом будет польза для населения».

Данное высказывание было бы, конечно, уместно, если бы ни одно «но» — на планете в то время был другой климат — парниковый эффект и обилие кислорода. Флора и фауна росли как на дрожжах. А сейчас вся экосистема планеты медленно умирает.

Многие ученые уже начинают пророчить новый ледниковый период. Совсем скоро. Всего через пару тысяч лет. Если, конечно, к тому времени, на планете еще что то останется…

По материалам сайта vesti.ru

Читайте также:

Добавить комментарий